РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«За тебя, Тася, бог меня покарает». Булгаков и его первая жена, Татьяна Лаппа

Писатель понимал, как много сделала для него первая жена, но ушел от нее к светской красотке.
«За тебя, Тася, бог меня покарает». Булгаков и его первая жена, Татьяна Лаппа
Какую роль сыграла в судьбе писателя его первая жена?
Содержание статьи

Признание перед смертью

Перед смертью писатель Михаил Булгаков говорил, что по-настоящему в своей жизни любил только одну женщину,  последнюю жену Елену, которая была прототипом Маргариты. Елена красиво сбрасывала на стол дорогую шубу, ведьмински щурила глаза и в любой компании была центром внимания. Она разделила с Булгаковым его славу, а жизнь земского доктора, борьбу с наркозависимостью, болезни и бедность он делил со своей первой женой, Татьяной Лаппа. Для писателя это была первая любовь, которую он однажды без сожаления оставил, чтобы двигаться дальше.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мальчик и девочка

В 1908 году шестнадцатилетняя Тася, дочь управляющего Саратовской казенной палаты, приехала из своего скучного, пыльного города в веселый Киев. Тетя сказала, что познакомит Тасю с Мишей, хорошим мальчиком из хорошей семьи – пусть он покажет ей город.

Ребята вместе провели каникулы и расстались уже по уши влюбленными  друг в друга. Почти каждый день они писали друг другу письма. Булгаков совершенно забросил университет, Тася ходила, глубоко погруженная в себя. Девочка хотела поехать в Киев на праздники, родители запретили эту поездку, и из Киева пришла телеграмма:

«Телеграфируйте обманом приезд. Миша стреляется».
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

По безалаберности натуры

Препятствия только усиливали любовь. Булгаков приехал в Саратов знакомиться с родителями своей девушки. В 1913 году Татьяна вышла за него замуж. В церкви, перед алтарем, они оба хихикали – все казалось смешным. Вера Булгакова, сестра будущего писателя, покачала головой:

«Как они подходят друг другу по безалаберности натуры»!

Через несколько лет Тася позволить себе безалаберность уже не могла.  Булгаков окончил медицинский университет, его распределили в земскую больницу в Смоленск. Что будет трудно, стало ясно уже в первую ночь: привезли роженицу, ее муж размахивал пистолетом и кричал:

— Убью! Убью если она умрет!
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Тася достала учебник по гинекологии, стала вслух зачитывать ее мужу, он принимал роды. В ту ночь все закончилось хорошо.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Война и морфий

Когда началась война и Булгакова мобилизовали работать в госпитале, Тася отправилась с ним, была медсестрой. Ассистировала ему на операциях, держала ноги на ампутации. Спокойно вспоминала:

«В первый раз стало дурно, потом ничего».

Потом вместе жили в глухой деревне Сычевка. Грязь, дикость, голод, нищета. Лекарств нет, помочь нечем. Булгаков мучился от невозможности выполнять свой врачебный долг, а дальше началась история, которую он описал в своем «Морфие».

Тася узнала еще одну вещь: как жить с наркозависимым. Все ее драгоценности ушли в обмен на морфий.

В приступе агрессии Булгаков мог перейти любую грань, однажды он кинул в Тасю горящий примус.
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Когда Тася забеременела, он, как врач, запретил ей рожать – боялся, что у наркозависимого не сможет родиться здоровый ребенок. Булгаков пытался лечиться, пытался «держаться» — не помогало ничего, помогла Тася. Она разбавляла дозу дистиллированной водой, и с каждым разом воды становилось все больше. Дошло до того, что она колола Михаилу одну воду.

Татьяна Лаппа
Татьяна Лаппа
Михаил Булгаков
Михаил Булгаков
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В гражданскую Булгаков был врачом в Белой армии. Они жили во Владикавказе, когда он заразился тифом. Белые оставили город, а Татьяна осталась с больным мужем. Чтобы добыть хоть немного еды, она бегала по всему городу и продавала последнее, даже обручальные кольца. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Потом она не могла себе это простить и думала: оставила бы кольца – уцелела бы наша семья.

На улице с дамой

Холодной осенью 1921 года переехали в Москву. Булгаков писал «Белую гвардию». От холода сводило пальцы. Тася суетилась рядом с тазиками горячей воды, чтобы муж мог согреть руки. Вскоре Москва заговорила о писателе Михаиле Булгакове. Вместе со славой появились какие-никакие деньги, появилось внимание женщин.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Булгаков стал обращаться с Тасей, как с преданной, но немного надоевшей поклонницей:

«Если встретишь меня на улице с дамой, я сделаю вид, что тебя не знаю».

Татьяна все это терпела: казалось, и это они преодолеют, как морфий, как тиф... Любовь все побеждает.

Любовь и правда все побеждает?
да
нет

Но, оказалось, не все. В это время Михаил познакомился с Любовью Белозерской. Известная светская московская дама как раз скучала в промежутке между мужьями – Булгаков пришелся ей очень кстати. Булгаков предложил Тасе жить в их квартирке втроем. Тут она не выдержала и едва ли не впервые в жизни сказала ему «нет». Так они и расстались.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Некоторое время писатель помогал своей бывшей жене, приносил ей продукты, навещал. Как-то принес журнал с первой публикацией «Белой гвардии». Татьяна была уверена, что этот роман будет посвящен ей – за ее верную любовь, за то, что столько раз спасала его, за эти тазики с горячей водой, в конце концов! Она раскрыла журнал – там было посвящение Любе.

Татьяна подняла на Булгакова холодные от бешенства глаза. Он пожал плечами: из-за чего эта сцена?

— Она меня попросила. Я только своему человеку могу отказать, а чужому не могу.

Так он обозначил для бывшей жены систему координат: ты – своя, своя навсегда. Она – любимая, но чужая.

Непонятно, какой реакции он ждал, но когда Татьяна швырнула журнал ему под ноги, удивился.

Это был последний раз, когда они виделись.

Ты его любишь!

Татьяна вышла замуж во второй раз, снова за доктора, уехала с мужем в Сибирь. Она жила обычную жизнь, никто из новых знакомых не знал, что она была женой известного писателя. Только муж мучительно ревновал ее к Булгакову, иногда кричал:

— Ты все еще его любишь.

Она молчала, или качала головой: ну что ты, нет.

Но она всегда помнила, как Булгаков сказал ей:

— За тебя, Тася, бог меня покарает!
Загрузка статьи...