Белые ландыши: загадка без отгадки. Иван Айвазовский и Мария Тальони

Каждый год великий художник получал корзину белых ландышей: от женщины, которая однажды его отвергла, хотя любила всю жизнь.
Белые ландыши: загадка без отгадки. Иван Айвазовский и Мария Тальони
Художник Иван Айвазовский безумно нравился женщинам, но ему это было как-то не нужно. Он был совсем не Казанова. Известно о двух его женах и романе с балериной Марией Тальони, «некрасивой красавицей». Ее балетную туфельку он хранил всю жизнь.
Содержание статьи

Дорожное происшествие

Айвазовский учился тогда в академии художеств. Он возвращался домой после занятий, задумался – и его едва не сшибла упряжка лошадей. Он успел отскочить, но упал. Карета везла изящную, очень худую даму в шляпке с вуалью. Она велела кучера помочь юноше подняться и посадить рядом с ней. Всю дорогу, пока она его подвозила, Айвазовский бормотал: «Не беспокойтесь, пожалуйста.... Пожалуйста, не беспокойтесь, все хорошо». Дама только смеялась, а потом спросила, как зовут парня, высадила его у дома и уехала.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Художник был сам не свой, все валилось у него из рук. Он мог думать только об этой необыкновенной девушке. Несколько часов он сидел у окна, глядя в одну точку, потом к нему ввалились друзья: хотели пойти на балет, на «Сильфиду» с итальянской балериной, легендарной Мари Тальони, но билетов было не достать никак вообще. Айвазовский смотрел на них как будто из-под воды, плохо понимая, что происходит – и тут пришел посыльный, и в надушенном конверте принес билеты на «Сильфиду». Так молодой художник узнал, что его подвозила знаменитая балерина...

Она станет моей

Бывают в жизни такие моменты, которые переворачивают всю жизнь. Вроде. Не произошло ничего важного, но как прежде уже не будет. Айвазовскому предложили блестящую вакансию: живописца Главного морского штаба. О такой выпускник Художественной академии мог только мечтать. Но художник не может думать о карьере, он думает о Мари, об Италии, о Венеции, прекрасном городе, по которому бегают ее прекрасные ноги. Он убеждает Академию отправить его на стажировку в этот город. Он чувствует себя героем и победителем, который может все. И он уверен, что эта женщина станет его женщиной.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но в Венеции все напрасно: Мари нет в городе. И тогда он стал просто ждать и писать картины. Его работы имеют бешеный успех, одну – «Хаос» — купил для Ватикана сам ПапаРимский Григорий XVI. А вскоре кто-то сказал художнику, что несколько его картин купила Мари Тальони. Сердце как будто сжала мягкая лапка: она здесь! Теперь главное – оставаться невозмутимым, сохранять спокойствие и ничего не портить. И это была лучшая из всех возможных тактик: через несколько дней к нему в номер принесли надушенный конверт, и в нем снова лежали билеты на «Сильфиду».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

После балета он ждал ее у артистического подъезда. Она выпорхнула из дверей, побежала к своей гондоле по дорожке, которую поклонники усыпали цветами, обернулась:

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Синьор Айвазовский, ну что же вы, я жду!

Счастье в Венеции

Почти до утра они катались по каналам на ее гондоле, и потом счастье как будто обрушилось на него с высокой горы, подхватило и понесло, стремительно набирая скорость. Художник поселился в ее доме. Утром писал картины и слушал музыку из ее комнат – по утрам Мари всегда репетировала. Завтракали в полдень, катались по каналам, он держал ее за руку и все не решался сказать три слова, три слова, три слова. Но она и так все понимала.
Ему хотелось, чтобы это продолжалось вечно.

Розовая туфелька

Решился он во время такой прогулки. Гондола медленно скользила по темной воде, она смотрела на него так тепло и внимательно, что он все сказал: и как любит, и как хочет всегда – вместе, и как хочет, чтобы она была его женой. И пусть Мари только согласится, а уж он не подведет, он не даст ей повода пожалеть...

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Мари молчала и смотрела не него: тепло и внимательно, но еще и грустно. Когда вернулись домой, она протянула ему свою балетную туфельку:

— Вот этот башмачок растоптал мою любовь. Возьмите его на память и возвращайтесь в Россию. Там ваша жизнь, а свою женщину вы еще встретите.

— И вы не оставляете мне никакой надежды? Ничего невозможно, никогда?
— Нет. Нет, милый мой мальчик, я вас никогда не полюблю.

Корзина ландышей

У него все получилось. После итальянского успеха в России его ждал тройной успех. Айвазовский стал повелителем моря, газеты писали: ему достаточно взять в руку кисть, и волны покорно замирают. Он встретил свою женщину, но только в 65 лет, а перед этим неудачно женился на нервной и сварливой женщине. Вторая жена Айвазовского, Анна Саркизова, была на 40 лет его моложе, и с ней он действительно был счастлив. Но иногда доставал из шкатулки балетную туфельку и грустил: по своей молодости, по первой любви, по непостижимой женщине, которая предпочла ему сцену.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Шестнадцать последних лет своей жизни Айвазовский получал на вербное воскресенье корзину белых ландышей. Он не знал, что ему их посылала Мари, и даже после своей смерти: она завещала, чтобы Айвазовский их получал. Она думала, что он спросит, от кого цветы, и велела сказать: от женщины, которая однажды отвергла его, хотя любила всю жизнь.

Но он так ничего и не спросил.