В поисках себя: как мужская мода говорит о размывании социальных ролей

В поисках себя: как мужская мода говорит о размывании социальных ролей

Индустрия моды переживает глобальные изменения — смешение гендерных ролей, появление понятия нейтрального гардероба, который могут носить женщины и мужчины. На эту повестку очень живо реагируют как стритстайл, так и масс-маркет бренды. В причинах этого явления нам помогла разобраться колумнист и фэшн-исследовательница и создательница телеграм-калана i hate fashion и Саша Манакина.

T

Raf Simons Fall/Winter 2021-2022

Наступил 2022 год. Машины еще не летают, но уже готовятся к работе в космосе, ученые третий год пытаются побороть пандемию и бог-знает-какой год другие страшные болезни, нейросети создают картины, музыку и спектакли (а кажется, скоро начнут и одежду). Будущее уже наступило, и в этом будущем мы почему-то до сих пор размышляем о гендере и костюме, как в прошлом.


Мода вообще обладает довольно короткой памятью, поэтому то, что на подиумах и обложках стали настойчиво появляться более размытые гендерные роли (что обрело трогательное название «новая маскулинность»), мы воспринимаем как откровение. И напрочь забыли исторические периоды, в которые мужчина и платье стояли в одном предложении без кликабельного заголовка. Поэтому нас удивляет (или возмущает) смелость европейцев из Prada, Valentino, Raf Simons, Lanvin и других модных домов, использующих традиционно феминные элементы — юбки, платья, флоральные принты и струящиеся, мягкие ткани — на моделях-мужчинах. Не менее нас восторгает, особенно в условиях суровой России, решимость московского бренда Nashe, который опровергает образ токсичной маскулинности, рассказывая о мужской чувственности и телесности через призму одежды. Поэтому обложки с Гарри Стайлзом в туфлях на каблуке с восторгом облетают все старые и новые медиа — мы сравниваем моду с тем, что видели в течение последних ста лет.

{"points":[{"id":4,"properties":{"x":0,"y":0,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}},{"id":6,"properties":{"x":0,"y":-240,"z":0,"opacity":1,"scaleX":1,"scaleY":1,"rotationX":0,"rotationY":0,"rotationZ":0}}],"steps":[{"id":5,"properties":{"duration":240,"delay":0,"bezier":[],"ease":"Power0.easeNone","automatic_duration":true}}],"transform_origin":{"x":0.5,"y":0.5}}

мужской традиционный костюм прошлых эпох

Дизайнеры один за другим готовят коллекции без привязки к «М» и «Ж», да и сам формат презентаций у многих становится иным — в одной коллекции объединяются мужские и женские линейки.


Однако вернемся в настоящее. Действительно, после 2015 года — в некотором смысле переломного года для индустрии моды — мы можем говорить о начале некоторой демократизации, как в отношении смешения уличного и кутюрного, так и о гендерной флюидности костюма. В 2015-м на мировой модной арене появились три фигуры, поменявшие вектор развития индустрии, и хоть к их творчеству и личным качествам имеются вопросы, не учитывать их влияния на моду и культуру просто невозможно. Алессандро Микеле назначен креативным директором итальянского модного дома Gucci, Демна [Гвасалия] (Прим. — В декабре дизайнер попросил называть его только по имени.) занимает аналогичный пост в другом модном доме с богатой историей — в Balenciaga, а под протекцией японского бренда Comme des Garcons западный мир узнает о нашем соотечественнике, Гоше Рубчинском. Под их началом на подиумах появляются другие люди — непохожие на тех, кого мы привыкли считать моделями, а словно те, кого мы видим в транспорте, за барной стойкой или в зеркале. Такие похоже-непохожие люди-не-модели начинают носить одежду, не оглядываясь на гендерную принадлежность.


ГАРРИ СТАЙЛС, АНГЛИЙСКИЙ ПЕВЕЦ И АКТЁР

А после и другие дизайнеры один за другим готовят коллекции без привязки к «М» и «Ж», да и сам формат презентаций у многих становится иным — в одной коллекции объединяются мужские и женские линейки. Одним из главных факторов таких изменений стала ориентация на новые поколения, которые с каждым днем становятся все взрослее и платежеспособнее. Зумеры, которых винят во всем плохом и одновременно на которых возлагают надежды по спасению планеты, стали главным мерилом социальных трансформаций. Дело в том, что поколение, которое выросло с телефоном в руке, теперь тяжелее обмануть, убедив в том, что ледники не тают (ведь это можно увидеть буквально в прямом эфире). Или в том, что люди одинаковы (в эпоху глобального интернета стало ясно, что это не так), а значит, и подведение под общий, во многом придуманный маркетологами, знаменатель больше не работает. Молодые и дерзкие ищут себя, пытаются понять свой гендер и социальные роли, вверенные им обществом, и отказываются от бинарной системы взглядов — не хотят делить мир на черное и белое, хорошее и плохое, а одежду — на мужскую и женскую.



PRADA THE MEN'S COLLECTION SPRING/SUMMER 2022

Обострившаяся социальная обстановка тоже дала о себе знать (если вы думаете, что мода зависит только от желания корпораций и легкой руки дизайнеров — это не так!). То, что происходит на подиумах, напрямую связано с общественным запросом — тонкими колебаниями в социуме, которые отражаются и политическими надписями на футболках, и розовыми шапочками на показах, и кружевом на мужском теле.



Молодые и дерзкие ищут себя, пытаются понять свой гендер и социальные роли, вверенные им обществом, и отказываются от бинарной системы взглядов — не хотят делить мир на черное и белое, хорошее и плохое, а одежду — на мужскую и женскую.



BURBERRY FALL/WINTER 2021

valentino spring/summer 2021

Так уж у нас, человечества, получается, что для появления чего-то очень светлого и доброго необходимо сначала долго происходить плохому. Вот и представление о так называемой новой маскулинности сформировалось не просто так, а в том числе, как ответ на скандалы, связанные с сексуализированным насилием. Освобождение мужчин от гендерных стереотипов в выборе своего образа через костюм (вестиментарные практики) идет рука об руку с влиянием фемповестки — закономерным желанием женщин чувствовать себя в безопасности с партнерами, коллегами и просто незнакомцами. Базовая потребность, обострившаяся на фоне проблем домашнего насилия и харассмента. Маскулинность без насилия, доминирования и репрезентации тестостерона, но с ноготочками, жемчужными и бисерными украшениями, платьями и кроп-топами — с одной стороны, попытка освободиться от патриархальных норм (которые, вообще-то, мешают всем), ну а с другой — коды и сигналы, посылаемые в воздух: «Смотрите, я не представляю для вас угрозы».



dior Men Spring/Summer 2022

Маскулинность
без насилия, доминирования и репрезентации тестостерона —
попытка освободиться от патриархальных норм и определенный сингал: «Смотрите, я не представляю
для вас угрозы».




Возможно, сейчас мы в одной из точек перелома бинарной системы координат, но точно — еще не в конце пути. Как бы нам ни хотелось, мы не достигли еще той свободы, о которой говорим. В центральной России, особенно за пределами Садового кольца, не существует еще достаточно мест и ситуаций, где все могут быть всеми и могут быть любыми — без оглядки на гендерную принадлежность. Так что путь еще не окончен, однако эта дорога может быть устлана бархатом, кружевом, прозрачной тканью, которые появились в крупных онлайн-ритейлерах в мужском разделе. Обувь на каблуке, вещи «девчачьих» цветов, приталенные силуэты, банты уже поселились в гардеробе тех, кто смотрит на мир шире сконструированных рамок. И это то, что помогает внутренней свободе вырасти во внешнюю.



Louis Vuitton Men Fall/Winter 2022

LANVIN Resort 2022

Хочется верить, что накрашенные ногти, использование косметических средств и прочие прелести новой маскулинности — только первый важный шаг на пути к отказу от стереотипов не только в одежде, но и в жизни. Не бояться самовыражаться и проявлять свои чувства, а не подавлять их — важно для всех, вне зависимости от пола и гендера.



текст: саша манакина


вёрстка: зарина ярхамова

{"width":319,"column_width":20,"columns_n":6,"gutter":39,"line":17}
default
true
320
762
false
true
true
[object Object]
{"mode":"page","transition_type":"slide","transition_direction":"horizontal","transition_look":"belt","slides_form":{}}
{"css":".editor {font-family: Open Sans; font-size: 16px; font-weight: normal; line-height: 25px;}"}