Место убийства: семья. Почему убийцы жён уверены в своей правоте

Место убийства: семья. Почему убийцы жён уверены в своей правоте
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я перечислила самые громкие и обсуждаемые случаи последнего времени. А теперь любопытный читатель может открыть поисковик в разделе «Новости» и вбить запрос «муж убил жену». Заодно почитать о способах убийства и о том, насколько долго они длились.

То, что происходит в стране, уже не похоже на отдельные, частные случаи. Это тенденция. В России систематически убивают женщин, чаще всего — матерей, тех, кого у нас вроде принято прославлять и почитать.

Но вернёмся к тем громким четырём делам, с которых я начала статью. У них есть много общего.

Одна схема на всех

Первая особенность. Каждый из преступников до совершения преступления избивал свою жену.

Вторая. На момент преступления женщина или разорвала семейные отношения с этим мужчиной, или делала такие попытки. С учётом первого пункта — понятно, почему. Женщина, которой отрубали руки, обращалась в полицию. Получала стандартный ответ в духе «когда убьют, тогда и приходите». Кстати, последнее — не шутка. Это из обстоятельств ещё одного убийства.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Конечно, если вас убьют, обязательно выедем, труп опишем, не переживайте!» — цитата. Женщину тем временем как раз начал убивать мужчина, с которым она рассталась. В какой-то момент ей удалось вырваться, побежать к своей машине, но мучитель догнал её и продолжил избиение. Соседи вызвали полицию и сразу «Скорую», в таком состоянии была женщина. Её успели довезти до больницы. Там она умерла от полученных травм.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Наверное, тот убийца, который снимал процесс на телефон, только посмеялся, когда женщина, умоляя её отпустить (она уже была очень сильно избита и думала только о том, как вырваться и выжить), сказала, что даже в полицию заявлять не будет.

Особенность третья. Все эти женщины умирали долго и ужасно. Потому что их долго и ужасно убивали. Не киношные маньяки, живущие в таинственных подвалах и ведущие охоту в ночных парках. Мужчины, которым подавали — и, вполне возможно, подают — руки их приятели, с которыми здоровались — и, вероятно, будут здороваться дальше — знакомые, которые ходили среди нас и которые будут ходить среди нас как ни в чём ни бывало.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Особенность четвёртая. Вероятность, что три из этих четырёх убийц понесут наказание соответствующей тяжести, стремится к нулю. Недаром они так уверенно себя чувствуют.

Один серьёзно — и, увы, небезосновательно — собирается выйти по УДО года через три и заранее засыпает бывшую жену угрозами и сообщениями о том, что они будут продолжать вести семейную жизнь. Его, кстати, зовут Дмитрий Грачёв.

Второй вполне может отделаться условным наказанием. Помимо прочего, эксперт вдруг дал оценку, несовместимую с тем, что увидела на месте убийства «Скорая» — мол, не от травм скончалась избиваемая несколько часов, а рвотой случайно захлебнулась. Так что Алексей Криворотов, так зовут второго убийцу, тут ни при чём.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И родственники убитой Максимом Грибановым женщины подозревают, что он не будет наказан по всей строгости закона — у них несколько дней не принимали заявление об избиении в полиции, поскольку у Грибанова есть, по их словам, связи в правоохранительных органах.

Особенность пятая. Ревность. Каждый из преступников объяснял, что просто наказывал женщину за измены или желание изменить. Например, Криворотов убивал так: поревновал, поизбивал, отдохнул, снова заревновал, поизбивал, отдохнул, потом опять поревновал.

К слову, во всех практически СМИ так и пишут про всех четверых: пытал жену из подозрения в изменах. Жила такая себе семья, и вдруг муж заподозрил и стал избивать. Или руки отрубать. Но вернее было бы — мужчина долго и страшно наносил увечья женщине, которая порвала с ним отношения, и объяснил это её неверностью.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Армия Отелло

Вот тут очень хочется поговорить о ревности. Самые стойкие духом могут повторить запрос поисковику «муж убил жену» и добавить «из ревности». Результаты изменятся... почти никак.

Мы стали нацией Отелло? В нашу культуру вошёл культ бешеной ревности?

Да вроде бы и нет. Более того, ревнивцы для постороннего человека по-прежнему смешны, нелепы, глупы в своём нервном поведении, скандальности на пустом месте, постоянных мыслях о сексе своей жены или девушки с каждым встречным мужчиной. Конечно, эту ситуацию вряд ли считают забавной супруги ревнивцев, но они тем более не станут поддерживать подобного культа.

Есть в нашей культуре нечто иное, гораздо более выгодное преступникам подобного рода. Спасибо великой русской литературе — есть у нас образ героя, который всем понаделал гадостей, но так из-за этого сам страдает, что просто бедочка. Не выдержал, потемнение в мозгах, убил из ревности, потом каялся и плакал — одно из обычных проявлений такого бедного котика с мятущейся, но, конечно, вовсе не злобной душой.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

И бедочку этого надо если не простить, то понять и относиться со снисхождением. Не просто надо, а вроде как обязаны.

«Ах, расстреляйте меня», — просит Максим Грибанов. Но побить его или запереть, когда он и раньше бил жену, он не просил. Тогда ведь ему не требовался образ бедного котика, сведённого с ума предполагаемой неверностью возлюбленной.

Грачёв сообщает, что раскаялся, и ожидает, что жена вернётся, а судьи поймут. Всё нормально ведь, ну. То, что он сделал с порвавшей с ним женщиной, сам он определяет всего лишь как «глупость», а за глупость не наказывают.

Герои «Крейцеровой сонаты» и «Бесприданницы», ни больше ни меньше.

Почему я думаю, что ревность — только отговорка? Ведь даже закон признаёт, что человек может убить другого человека в состоянии краткого умопомрачения от сильных негативных эмоций — это называется «в состоянии аффекта».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Состояние аффекта не длится несколько часов. Это именно короткая вспышка. Состояние аффекта даёт короткий смертельный удар, в состоянии аффекта жестоко отталкивают человека от себя — в оконный проём. Убийство в состоянии аффекта — молниеносно. Так же, как и несмертельные раны — наносятся моментально. Да, у них могут быть долгие и тяжёлые последствия. Но в состоянии аффекта не пытают.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Состояние аффекта не длится годами. Все эти мужчины избивали женщин не первый раз. Они делали это постоянно. Они избивали и других женщин, с которыми прежде были в отношениях.

К состоянию аффекта не готовятся несколько дней, как было с Грачёвым. Он заранее узнал, как перевязывать раны и приводить в сознание. Ему это было нужно, чтобы пытать как можно дольше, не доводя до смерти.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Что касается ревности вне состояния аффекта, то в норме люди из-за неё, например, разводятся — не могут жить дальше в недоверии.

Почему на самом деле мужчины пытают женщин?

Понятно, почему мужчины НЕ пытают женщин: потому что нормально воспитаны и не причиняют вреда другим людям или боятся наказания за нападение на другого человека. Но что касается тех случаев, когда мужчины годами физически издеваются над женщинами, и тем более тех, когда они убивают женщину часами и вырезают ей глаза или отрубают по кусочкам руки — почему, почему они это делают?

Когда Дмитрий Грачёв закончил пытки и повёз Маргариту Грачёву в больницу, он кричал: «Какой у меня адреналин!» Не у него одного. Многие маньяки, убившие — после пыток — не одного человека признавались, что их пьянит возможность издеваться над другими, чужая боль и своя власть над этой болью. Дмитрий Грачёв в детстве мучил животных, вероятно, именно ради этого опьянения.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Но когда человек, наслаждающийся чужими болью, страхом, своей властью над чужой жизнью, не хочет попасться, он сдерживает себя. Он «принимает дозу» время от времени: бьёт жену или прижигает о её тело сигареты, валит её с ног или швыряет о стену. Конечно, чтобы легитимизировать своё поведение в своих глазах, её, глазах тех, кто может узнать о таких развлечениях, он придумывает «причину» для своих забав. Тогда банальное нападение превращается вроде бы в закономерное наказание. Причина берётся из тех, что в данной культуре считается благовидной. Где-то в строгой мусульманской стране это может быть задравшийся с запястья рукав, а у нас, увы, приемлемыми поводами всё ещё считаются неуспешность женщины как хозяйки или подозрение в неверности.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Неважно, насколько женщина действительно справляется с хозяйством или склонна флиртовать с посторонними. Вообще неважно. Те, кого не устраивает жена или девушка, расстаются с женой или девушкой. Мужчин, не просто остающихся с женщиной, но и пытающихся угрозами и нападениями помешать ей уйти, не просто устраивают их отношения. Именно в таком виде они им и нужны. Отношения, состоящие из периодических побоев более сильным более слабой.

Можно было бы сказать, что мужчины дурно обращаются с женщинами, когда считают их своей вещью. Но большинство тиранов не удовлетворяется избиением комодов или поломкой стульев (как делал, например, будучи в дурном настроении отец писательницы Шарлотты Бронте). Они отлично видят разницу между шкафом и человеком — власть над первым не пьянит, власть над первым не утешает в ситуации власти других над тобой, шкаф не может бояться и плакать от боли. Нет, если говорить об овеществлении, то домашнему тирану может нравиться только процесс овеществления другого человека, как утверждающий его власть. Но разницу между женщиной и сандалией, женщиной и кастрюлей, даже женщиной и козой или овцой он отлично видит.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Можно ещё вспомнить о том, что наши мужчины воспитываются чуть ли не с отрицательным эмоциональным интеллектом и могут просто не знать, что делать со своими сильными чувствами, или о том, что и рабу хочется самоутвердиться, имея своего собственного раба, — то есть, если некто чувствует себя ничтожеством, он будет искать, кого сделать ещё большим ничтожеством, чтобы почувствовать себя обратно человеком.

Но когда мы набираем в поисковике «муж убил жену из ревности» и читаем подробности, которые даже не хочется здесь приводить, от убийства к убийству, мы можем быть уверены, что дело не в чувствах.

А в том, что наше общество каким-то образом начало посылать сигналы каждому из нас: вообще бить и убивать нельзя, но если из ревности — то это уже не бытовуха, а «Крейцерова соната».

Автор: Лилит Мазикина