РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Фрейя Старк: как богиня войны стала богиней путешествий, пытаясь сбежать от войн

Она прожила свой собственный век — сто лет ровно. И это был век приключений, век славы, век творчества, век науки — которые переживала и творила она сама. А ещё у неё было имя богини.
Фрейя Старк: как богиня войны стала богиней путешествий, пытаясь сбежать от войн

Две богини

Фрейя — богиня любви и войны у викингов. Не самое обычное имя для девочки из английской семьи, родившейся в 1893 году. Но и семью нельзя было назвать обычной. Её отец был скульптором, мать — художницей, они доводились друг друга родственниками, а ещё в жилах Фрейи текла английская, немецкая, польская и итальянская кровь. Впрочем, имя богини, только римской, носила и её мать — Флора. А вот имя её отца не показалось бы интересным никому до того момента, как Джордж Мартин выпустил свою Песнь льда и пламени. Отца Фрейи звали как молодого короля Севера — Роберт Старк. Но в те дни это имя считалось таким же скучным, как любое другое английское имя.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Роберт и Флора не очень ладили, всё время ссорились и развелись, когда Фрейе было лет одиннадцать. Это не испортило ей детства. Во-первых, Фрейя очень любила читать и хорошая книга могла скрасить ей любой пасмурной денёк — особенно если это «1000 и 1 ночь», книга о путешествиях и приключениях по дальним опасным странам. Во-вторых, она много училась, и ей нравилось учиться, так что то, что другим отравило бы ранние годы, для Фрейи стало нежным воспоминанием.

Особенно легко девочке давались языки. В детстве она свободно читала по-французски, по-немецки, по-итальянски и неплохо — по латыни. Много позже она также легко выучит арабский и фарси.

Пока родители не развелись, они успели немало попутешествовать вместе, и Фрейя, конечно, вместе с ними. На новом месте они неизменно находили кружок каких-нибудь художников, поэтов, музыкантов, скульпторов — и Фрейя с наслаждением слушала взрослые разговоры об искусстве и приключениях. Тогда артисты и художники очень много путешествовали в почти обязательном порядке, и приключения легко находили их.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Расстались родители из-за того, что Роберт закрутил роман с младшей сестрой Флоры. Он остался с новой женой в Англии (и, надо сказать, сделал её жизнь несчастной и слишком короткой, но это другая история), а мать и дочь с именами богинь уехали на север Италии. Флора быстро нашла себе молодого и богатого любовника, графа ли Роашо; с его помощью художница открыла фабрику узорных тканей. Вот уж что действительно попортило детство Фрейи, так эта фабрика.

В один не лучший день волосы девочки затянуло в вал ткацкого станка. В результате станок оторвал Фрейе ухо и часть скальпа. Девочка провела четыре месяца в больнице и вышла оттуда с ужасными шрамами, которые скрывала причёской, шляпками и шарфами потом всю жизнь.

Фрейя хочет забыть войну

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Девушке было не так просто получить хорошее образование перед Первой мировой войной. Но крёстный отец Фрейи, Уильям Кер, литературовед-медиевист, как раз читал лекции в Лондоне. По английской литературе, конечно. Его вдохновляло скандинавское имя крёстной дочери, и он настаивал на том, чтобы она выучила исландский (считай — древненорвежский) и стала исследовательницей саг. Под его влиянием Фрейя поступила в колледж на факультет истории, а на каникулах выезжала с крёстным путешествовать по горам. Ей нравилось взбираться на кручи и проходить над пропастью, а Керу нравилось смотреть, как ей это нравится.

Но стоило начаться войне, и девушка с именем богини войны бросила учёбу, чтобы уйти на фронт — итальянский, к знакомым местам. Конечно же, сначала она стала сестрой милосердия. Её служба не напоминала шествование по палатам в белоснежных одеждах с кротким и ласковым словом. Добровольческий отряд помощи при Британском красном кресте то и дело оказывался в центре кровавой заварушки, и Фрейе приходилось то перевязывать чужие раны, то спешно бежать вместе с другими испуганными девушками, чтобы самой остаться целой и невредимой.

После войны оказалось, что от войны сходят с ума. Мир не был готов это принять, и всё, что он говорил людям, которым продолжала сниться смерть, прошедшая рядом — «крепитесь». Фрейя крепилась.

Она переболела несколькими тяжёлыми болезнями подряд — возможно, её иммунитет сильно упал от стресса, который она переживала после фронта. Кер пытался отвлечь её от страшных снов, опять организовав ряд походов по горам. Но годы его были уже не те, и он умер на глазах крестницы от сердечного приступа. Фрейя спускала его тело по ледяным склонам. Это не облегчило ей задачу — забыть войну. Зато она стала второй женщиной в истории, покорившей пик Маттерхорн — она нарочно вернулась на гору после похорон, чтобы закончить то, что они начали с Кером.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Немного лучше помогали занятия арабским, тем более, что в какой-то момент Фрейя нашла учителя родом из Египта. Она поступила в школу восточных исследований и как следует изучила Коран — может быть, пытаясь найти в нём духовную опору, может быть, уже тогда мечтая попасть в те места, где знание Корана ей пригодится. Тем временем Старк перевалило уже за тридцать, и мать начала отчаянно пристраивать её замуж.

В сочетании с властностью матери её активность превратила жизнь Фрейи в ад. И та решила поискать себе пекло поинтересней этого. И — возможно — всё же наконец убежать от войны в своих постоянных грёзах.
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Фрейя-путешественница

В тридцать четыре года Фрейя села на пароход до Бейрута. С этих пор начались её знаменитые странствия. До самой новой войны — чуть больше десяти лет — Фрейя бороздила раскалённые пески и отдыхала в чудесных садах Востока. Она — что было очень необычно для английских путешественниц — одевалась в арабские одежды, ездила на верблюдах, когда было не достать лошадей, ела местную пищу, пила местные напитки и уважала каждый местный обряд.

Хорошее знание языка, искренний интерес, сочетание бесстрашия и наивности и, наверное, море природного обаяния моментально располагали к Старк местных жителей.

Нельзя сказать, что она везде чувствовала себя беззаботно. На белокожую женщину — пусть и со шрамами — хватало охотников. В Багдаде Фрейя, например, окружала себя мужчинами-европейцами, причём как на подбор гомосексуальными — то есть для неё безопасными — словно создавая защитный буфер между собой и местными сластолюбивыми богачами. А порой ей приходилось изворачиваться в ситуациях, когда опаснее всего были европейские офицеры. Но её ничто не пугало. Она даже не пыталась быть «менее женственной». Ей нравилось нравиться.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Везде Старк вела подробные записи. Она описывала чужие раскопки, собственные находки, старинные крепости, детали современного быта и прилагала мастерски сделанные фотографии. Её наблюдательность и литературный стиль превращали каждую её книгу в хит.

И не просто бестселлер, радующий обывателя. За публикациями Старк пристально следило Королевское географическое общество — они действительно представляли интерес для науки. Фрейя даже получала гранты и медали, когда ненадолго возвращалась в Британию после Аравии, Персии, Ирака. Афоризмы из её книг и с её уст — когда Фрейя говорила на приёмах — моментально расходились в обществе.

Ей почти удалось убежать от войны. Она увидела мир, внесла вклад в науку, окунулась в сказки своего детства. Но, осматривая замки крестоносцев на Востоке, она узнала, что война её снова догнала.

Конечно же, Старк стала дипломаткой и разведчицей. Она была идеальной кандидатурой. Она создала антинацистскую арабскую организацию — что казалось невозможным из-за неприязни арабов к евреям. Она просидела в осаждённом посольстве месяц после пронацистского переворота в Багдаде. В сорок третьем году Старк перекинули в США, где шесть месяцев провела в пропагандистском туре. Потом оказалась в Индии, организовывая женщин в помощь фронту. А потом война наконец-то закончилась.

В сорок седьмом году Фрейя, которой было уже за пятьдесят, получила телеграмму от давнего товарища — он предлагал ей руку и сердце. Фрейю и Стюарта Пероуна связывало очень многое. Он бывал её начальником и её напарником в археологических исследованиях. Фрейя согласилась, хотя каждый общий знакомый спешил предупредить её о том, что Стюарт — гей. Она не верила до конца, но, конечно, всякое отсутствие половой жизни заставило её задавать вопросы, а его — отвечать. Ей оставалось с ним только дружить. В конце концов они расстались.

Остаток жизни Фрейя... конечно, путешествовала. Кто и что могли бы её остановить? Она исследовала всю Малую Азию верхом на лошади, совершила сплав по Евфрату на плоту, пересекла Афганистан на джипе — и получила ещё множество наград за книги об этом. А через четыре месяца после того, как королева Елизавета поздравила её со столетием, тихо скончалась.

Загрузка статьи...