РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Пока он со мной нянчился, я влюбилась»: Элина Качина вышла замуж за хирурга, который спас ее от паралича лица

Элина мечтала стать актрисой и моделью, но в 25 лет после трепанации черепа половина ее лица оказалась парализована. Казалось, красота потеряна навсегда. Но в медицинском консилиуме участвовал талантливый пластический хирург Юрий Качина, который вернул пациентке и красоту, и радость жизни.
«Пока он со мной нянчился, я влюбилась»: Элина Качина вышла замуж за хирурга, который спас ее от паралича лица

«Представьте себе, каково это: в 25 лет понять, что ты больше никогда не будешь красивой»

Элина Качина:

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Начало этой истории, наверное, похоже на сюжет для сериала. В раннем возрасте у меня диагностировали каверному головного мозга – это сосудистое заболевание, которое может быть смертельным. Никто не знает, почему оно возникло. У врачей было несколько версий — возможно, это результат удара головой, а возможно – результат солнечного удара, который я получила вскоре после травмы. Решить проблему можно было только хирургическим путем, и мне провели трепанацию. Операция прошла удачно, хотя и была тяжелой. Но через некоторое время выяснилось, что не обошлось без осложнений. У меня произошел парез лицевого нерва, из-за которого половина лица оказалась парализована.

Сказать, что для меня эта ситуация была неожиданной, – это не сказать ничего. Я испытала настоящий шок, настоящий ужас. Представьте себе, каково это: в 25 лет понять, что ты больше никогда не будешь красивой. Когда я шла на операцию, даже представить не могла, что из-за нее у меня могут быть такие последствия, что может парализовать лицо. Честно говоря, я даже не знала, что такое вообще бывает.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Когда я пришла в себя после трепанации черепа, все мысли у меня были только о том, выживу я или нет. Разве могла я представить, что я выживу, но последствия окажутся настолько тяжелыми?

Я говорила себе: «Наверное, это пройдет»

Помню, что после трепанации черепа прошел примерно месяц, когда я начала потихоньку вставать. Мне пришлось заново учиться ходить – даже это было непросто. И вот я впервые подошла к зеркалу и посмотрела на себя после операции: сначала показалось, что все в порядке, но потом я поняла, что левая часть лица работает, а правая нет. Я даже не могла моргать! Я не понимала, что случилось, забрасывала вопросами врачей, но все они боялись сказать мне правду. Что это серьезно, что мое лицо может остаться парализованным на всю жизнь. Возможно, они были правы: в тот  момент, когда я восстанавливалась после сложнейшей операции, они не хотели добавлять мне волнений. Все меня успокаивали, и сама я говорила себе, что, наверное, со временем это пройдет. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Элина до пластической хирургии
Элина до пластической хирургии

Мой диагноз: «всего лишь» парез лицевого нерва

Спустя какое-то время уже невозможно было игнорировать тот факт, что половина моего лица не двигается. И тогда врачи мне начали говорить, что это «всего лишь» парез лицевого нерва, такое часто бывает и скоро пройдет – меня успокаивали и подбадривали. Потом я начала проходить курс физиотерапии, занималась восстановлением двигательных функций всего тела и очень пристально занималась лицом, потому что для меня это было очень важно. В юности я мечтала стать актрисой и сделать модельную карьеру – все параметры этому соответствовали, к тому же я была достаточно красивой девушкой. Мне очень нравилось ходить на кастинги, я даже снялась в нескольких фильмах в небольших ролях. Поэтому для меня потеря красоты была просто шоком и ужасом, и своему восстановлению я старалась уделить максимум внимания. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

С тех пор прошло уже 10 лет, но я вспоминаю этот период с болью. Что я только не пробовала тогда, чтобы исправить ситуацию! Я пошла на терапию, чтобы принять то, что со мной произошло. Я обращалась к врачам, ездила к шаманам, ходила на иглорефлексотерапию. Однажды меня направили к профессору Юрию Петровичу Макарову, про которого говорили, что он творит чудеса. В то время он как раз работал с лицевым нервом. Юрий Петрович – признанный светила в китайской медицине, и он очень уважаемый человек, к нему приезжают на консультацию пациенты со всего мира. Но посмотрев на меня, он сказал, что он не сможет мне помочь – здесь парез другого характера. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Консилиум, который все изменил

Юрий Петрович собрал ради меня консилиум, чтобы решить, как мне можно помочь, пригласил на него разных специалистов. Среди них был пластический хирург Юрий Алексеевич Качина, в талант которого Юрий Петрович очень верил и которого любил (и любит до сих пор). Макаров попросил Юру приехать отдельно, чтобы посмотреть меня и проконсультировать. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Помню, когда я увидела его впервые, решила, что он спортсмен, который приехал на иглорефлексотерапию. Молодой, спортивный, подтянутый – я не могла поверить, что он кандидат медицинских наук и опытный врач, участник комиссии, которая занимается моим вопросом. Юра много внимания уделяет своему телу, своему здоровью и всегда выглядел очень молодо. Тогда ему исполнилось 36 лет, но он выглядел лет на десять моложе. Он мне настолько понравился, что я даже застеснялась его. 

И еще в тот день, когда я его впервые увидела, у меня промелькнула мысль, что это мой будущий муж. Первый раз в жизни такое вообще было в голове!

Он пообещал, что вернет мне красоту

После консилиума профессор Макаров объявил, что не сможет мне помочь и передает меня в руки Юрию Алексеевичу, а тот пообещал, что сделает все возможное, чтобы вернуть мне красоту. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я сопротивлялась, потому что верила, что могу справиться без хирургических вмешательств – на самом деле я тогда очень боялась пластических операций. Юра был невероятно понимающим и заботливым. Осознав, что я боюсь пластической хирургии, он предложил мне для начала минимизировать проявления пареза при помощи косметологии. Решено было поставить нити и сделать уколы ботулотоксина. После этих процедур ситуация действительно стала лучше, но проблема полностью не решилась. Но после косметологического вмешательства я наконец-то ему доверилась. Он показал мне все свои работы – фотографии своих пациентов «до» и «после» вмешательств, рассказал, что можно сделать в моем случае, показал мне видео операций, чтобы я поняла, как все происходит, и перестала бояться. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Пока он со мной нянчился, я влюбилась. Позже он признался, что я ему тоже нравилась, но казалась маленькой девочкой, а к тому же была его пациенткой! После блефаропластики мне зашили глаз на 2 недели, так обычно делается после реконструктивной операции. Мне нужно было ходить на перевязки раз в три дня, а я жила в другом городе. К этому моменту у нас уже начались отношения, и я переехала к нему. Потом мы поженились, и у нас родился сын, вопреки тому, что врачи не рекомендовали мне беременность по медицинским показаниям». 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
Элина после операции
Элина после операции
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Я родила сама, вопреки всем страхам и предостережениям врачей 

Все врачи были уверены, что с таким диагнозом я не смогу родить ребёнка, но я больше верила Юре, а объяснил мне как мне себя исцелить, как чувствовать своё тело. Дыхание, закаливание, питание , спорт и баня, – неврологи мне запрещали все вышеперечисленное. Но Юра однажды сказал: «Посмотри на этих врачей! Они все больные насквозь , как они могут говорить о здоровье?» Я верила ему безоговорочно, занималась своим здоровьем и сама родила, вопреки всем страхам и предостережениям врачей. Я так люблю своего мужа и так хотела родить ему сына, что была готова на все. В этом году нашему Илье исполнилось восемь лет. 

Сейчас мы строим дом, вместе работаем. Я помогаю Юре как администратор, выстраиваю коммуникацию с пациентами, веду социальные сети. Мы живем как все, и это огромное счастье. Юра не просто вернул мне мое лицо, он помог мне принять то, что со мной случилось, поверить в себя и вернуться к социальной жизни.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Юрий Качина, пластический хирург

«Это была сложная операция»

«У Элины была трепанация черепа, осложнением после которой явился парез лицевого нерва. Это осложнение может возникнуть не не только после оперативного лечения, но и, например, после перенесенного герпеса. В самом начале я смотрел на здоровую сторону ее лица и видел ее красоту – какой у неё красивый разрез и цвет глаз, губы. Она была совсем молодая девочка! Наверное, где-то в глубине душе я в первый же день понял, что она для меня – не просто работа. Я даже рассказал о ней маме, что для меня удивительно:  я никогда не рассказываю маме о пациентах. 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Было ли мне сложно работать с Элиной, понимая, что это не только профессиональные отношения? Отвечу так: когда ты надеваешь хирургический халат, все эмоции уходят на второй план.  

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Естественно, диагноз был сложный и потребовалось несколько последовательных реконструктивных операций, чтобы вернуть лицу подвижность и симметрию. В первую очередь была выполнена симметризирующая блефаропластика с элементами реконструкции. Это сложна операция и сильно отличается от эстетической блефаропластики, так как здесь все рассчитывается предельно точно. Вторым этапом стала пересадка нерва для того, чтобы восстановить двигательную активность мышц лица. Эта операция была проведена вместе с корсетной пластикой лица. 

После этих операций прошло уже больше восьми лет. И мы подошли к необходимости повторной коррекции, поскольку во время беременности и родов были большие колебания веса, что в свою очередь отразилось не лучшим образом на тканях лица. Сейчас в планах выполнение эндоскопической подтяжки лица с применением аутожировой ткани для восполнения утраченных объемов в подглазничной области. Эта операция выполняется без разрезов, поскольку эндоскопическая техника позволяет выполнить подтяжку тканей через маленькие разрезы в волосистой части головы, которые в последствие станут абсолютно незаметными». 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Юрий Качина – кандидат медицинских наук, пластический хирург, врач высшей квалификационной категории. Окончил Военно-медицинскую академию им. С.М. Кирова (Санкт-Петербург). Неоднократно проходил обучение в Австрии, Испании, Италии, Франции у ведущих специалистов по пластической хирургии. Имеет сертификат ISEPSe. Постоянный участник и докладчик международных и российских конгрессов по пластической хирургии. 

Загрузка статьи...